Юрій Кирпичов: Атомні бомби як метелики Бредбері

  • Категорія запису:Суспільство
  • Час читання:1 mins read
You are currently viewing Юрій Кирпичов: Атомні бомби як метелики Бредбері

Бомби, на відміну від знаменитих метеликів Бредбері, діють миттєво, хоча часом їх відлуння також триває довго. Так, вже багато десятиліть 6 і 9 серпня в соціальних мережах і в ЗМІ неодмінно з’являються публікації, що гнівно проклинають американців за нелюдське атомне бомбардування Японії. Неначе інші були людяними, включно з бомбардуванням Гельсінкі радянськими літаками.

І ось який казус: ці гуманісти гуманні за чужий рахунок. В тому числі, і за мій. Так, так, ті атомні бомби цілком могли вплинути на моє життя досить негативно! Не скинули би американці їх – батько міг загинути на війні, він якраз звільняв Сахалін. Тобто я взагалі міг не з’явитися на світ.

Далі текст мовою оригіналу.

Однако была еще одна сторона бомбовой диалектики: сбрось советский летчик за пару лет до Хиросимы свой груз метров на двадцать левее – меня не было бы уже по линии матери. Стену ее дома в Мариуполе рассекала серьезная трещина, которую никак не удавалось заделать. Я заметил ее еще в детстве.

– Рядом упала бомба, – ответила мама на мой вопрос.

– Какие звери эти немцы! – возмутился я, – Бомбили жилые кварталы!

– Нет, это не они, – кратко ответила мама. Однако продолжать не стала, и лишь много позже я выяснил, что в конце лета 1943 года советская авиация летала на металлургический комбинат “Азовсталь”. Но то ли немецкие зенитчики хорошо знали свое дело, то ли наши асы плохо знали свое, однако часто сбрасывали бомбы на кварталы Мариуполя. Что могло сказаться на моей судьбе роковым образом…

Попутно и такой вопрос возникал: Мариуполь освободили в начале сентября 43-го, зачем же бомбить столь нужный родине завод? Чтобы дольше его восстанавливать? И кстати, о связи времен: второй раз город освобождали не так давно, в июне 2014-го и агрессоры тоже били по жилым кварталам – системами залпового огня…

Но Советы бомбили не только Мариуполь, а и Комрат, городок на юге Молдавии, где жила моя незабвенная теща. Хотя никаких заводов там отроду не водилось. Дело было в 44-м и пришлось вырыть щель у дома, в которой прятались во время налетов. И вот однажды юная Маруся, уже укрывшись в ней, вдруг вспомнила, что не взяла свой фарфоровый сервиз немецкой работы. И помчалась спасать ценную посуду. Стоило ей заскочить в дом, как в щель попала русская бомба… Так что и по линии супруги Советы могли вмешаться в мою судьбу.

Или взять тестя – 17-летним он в ноябре 41-го восстанавливал взорванные в панике отступления мосты под Москвой, нужные для контрнаступления. Федор Федорович рассказывал, как страшно было висеть на монтажном поясе на фермах моста высоко над черной ледяной водой, когда немцы бомбили мост, а “Мессеры” кружили рядом.

Вторгшись в 1940-м в Молдавию, Советы загребли его в фабрично-заводское училище, организованное в Бессарабке, которое вывезли в начале войны под Москву. Согласия родителей или учеников не спрашивали, но им еще повезло! Фэзэушников в Сталино, нынешнем Донецке, перед приходом немцев энкавэдэшники просто расстреляли. Это было училище для детей врагов народа, но… в соседних траншеях захоронения нашли останки раненых красноармейцев – их расстреляли вместе с медперсоналом.

Из Москвы ФЗУ тестя перебросили в Среднюю Азию. Там в 1943 г. из пленных поляков, уцелевших после расстрелов в Катыни и других лагерях, по требованию англичан формировалась армия Андерса, направлявшаяся на фронт через Иран. С ней уходили и десятки тысяч гражданских. И что вы думаете? Обаяние юного Федора оказалось столь велико, что младые полячки решили вывезти его, переодели в платье и вели к колонне машин, когда мой будущий тесть вдруг передумал уезжать.

А если бы не передумал? Поляки шли воевать в Ирак, Сирию, Италию, многие полегли под Монте Кассино. В любом случае судьба вряд ли свела бы его с Марией Петровной – и моя доля также сложилась бы иначе.

Но и этого мало, точно так вскоре раздумал покидать родину его будущий тесть, отец юной Маруси! В 1944-м, после советских бомбежек Комрата, он решил увезти семью в Румынию. Телеги загрузили скарбом, утром собирались в путь, однако ночью Петру Ивановичу приснился Сталин. С Лениным. Сталин погрозил пальцем и уезжать не советовал. Ленин молчал и строго кивал. Потом дед моей супруги жалел, что послушал их.

Хиросима и Нагасаки… Они напомнили и о Магадане – и судьбе отца. В армии он служил с 20 июня 1943 (забрали в день рождения, едва стукнуло 18 – новобранцев катастрофически не хватало, предыдущие возрасты выбила война) по весну 1949-го. Год он перегонял ленд-лизовские машины из Ирана, в 44-м оказался на Дальнем Востоке, но после освобождения Сахалина застрял в аэродромной команде, а тут флоту потребовались механики. И вот чинили они в Магадане двигатель, морозным утром отец выбрался из машины перекурить – в тельняшке и в самодельных сандалиях на босу ногу – и там его ударной волной сдуло с палубы на причал. Затем накатила огромная волна ледяной воды и чуть не утащила в море. Будучи мужчиной крупным и сильным, он успел за что-то уцепиться и удержался.

Взрыв 19 декабря 1947 года был чудовищным, сильнее хиросимского – “Генерал Ватутин” вез 3313 тонн взрывчатки, а вслед за ним взлетел на воздух и “Выборг” – на нем детонировали тысячи тонн капсюлей. Порт и прилегающие районы смело взрывом. Отец понял, что помощи не дождаться, что городская больница, видимо, разрушена, и в мокрой тельняшке побежал в военный госпиталь, километрах в пяти – при минус 21 с ветром. К счастью, мимо туда катила полуторка с пострадавшими, и так он спасся второй раз за день.

Подобных случаев хватает, страна была такая. Так, моего 16-летнего еще, но весьма рослого отца мог пристрелить пьяный энкавэдешник, совавший ствол револьвера ему в рот в августе 1941, – драпаешь, дезертир?! А теща могла умереть от тифа в 1942-м, не вылечи ее немецкий доктор. И так далее. Так что дело, видимо, в системе, порождающей подобные случаи, а нам пора вернуться к американской военщине.

Отца поразил чудовищный поражающий эффект атомных взрывов. Но он, как и многие в армии, особенно в войсках, начавших Маньчжурскую операцию, знал и о стратегическом эффекте: уже 14 августа Япония прекратила военное сопротивление. И все же погибло более 12 тыс. наших солдат и более 25 тыс. было ранено. Он понимал, сколько жизней солдат спасли эти удары. (Кстати, а случайно ли та операция началась именно 9 августа?). А если бы японцы не были ошеломлены и деморализованы, если бы дрались всерьез? Похоже, учитывая их фанатизм и упорство, без этих бомб наши потери были бы на порядок больше (американцы оценивают свои вероятные потери в миллион человек!). И в числе павших вполне мог оказаться мой отец…

Так что тема бомб непосредственно касается лично меня и не только меня – до полутора миллиона человек сосредоточил СССР летом 1945 для войны с Японией. Еще живы их дети, которых могло и не быть, погибни их отцы на той войне, а у детей выросли свои дети и растут внуки. И что же тогда получается?

А то, что все эти моралисты-антиамериканисты (не надо долго думать, чтобы сообразить, против кого направлена их мораль), спекулирующие на негуманности атомных бомбардировок, не только имманентно аморальны (или же не разбираются в тотальной природе современной войны, что также не красит и не говорит о большом уме), но также русофобы, украинофобы, юдофобы и так далее – солдаты многих наций служили в Советской армии.

Неужели мало тех солдат погибло на той войне? Неужели их жизни так ничтожны, что эти бесчеловечные “гуманисты” их в грош не ставят? Так до сих пор проявляется советская системность, сформировавшая ментальность поколений. Случайностей как таковых в социальной природе не бывает. Они проявление закономерностей. Поэтому Путин правит Россией уже более 20 лет.

Редакція сайту не несе відповідальності за зміст блогів. Думка редакції може не збігатися з авторською.

Джерело: www.obozrevatel.com